Женщины — преступники в России

Женская преступность в Российской Федерации

В русской дореволюционной юридической литературе содержались публикации, касающиеся женской преступности. Во время формирования криминологической науки многие исследователи рассматривали преступность женщин с биологических позиций. Позднее ученые стали учитывать не только биологические особенности, но и социальное положение, и социальную роль женщин в этой сфере.

Известно, что женская преступность имеет свои особенности. Как отмечает Ю.М. Антонян, преступность женщин отличается от преступности мужчин своими масштабами, характером преступлений и их последствиями, способами и орудиями совершения, выбором жертвы преступного посягательства, влиянием на правонарушения семейно-бытовых и сопутствующих им обстоятельств.

Эти особенности связаны с исторически обусловленным местом женщины в системе общественных отношений, ее социальными ролями и функциями, биологической и психологической спецификой. Верно и высказывание о том, что структура женской преступности не повторяет мужскую, она специфична и в значительной мере определяется теми видами преступлений, которые наиболее присущи женщинам .

Длительное время соотношение женской и мужской преступности оставалось устойчивым и составляло примерно 1:9 и 1:8. В начале 90-х гг. XX в. число преступлений, совершенных женщинами, стало возрастать. При этом увеличилась доля женщин, которые совершали тяжкие и насильственные преступления.

Рассматривая названную проблему, И.И. Карпец утверждал, что женщины нередко совершают насильственные преступления. Однако среди женщин более распространены хищения, присвоение, растрата, заражение венерической болезнью и уклонение от лечения. Немалое место занимали так называемые дела частного обвинения в части клеветы. Несложно заметить, что значительную часть преступлений в тот период женщины совершали в рамках своей профессиональной деятельности.

Россия, отказавшись от прежнего политического курса и экономической концепции социализма, с трудом перешла на путь развития рыночного типа, т.е. свободного предпринимательства в условиях равенства всех форм собственности. Нельзя умолчать и о том, что этот процесс оказался достаточно болезненным, повлекшим наряду с другими отрицательными последствиями и рост женской преступности.

В.А. Серебрякова справедливо писала, что за последнее три года число выявленных женщин, совершивших тяжкие преступления, выросло более чем в 4 раза. Удельный вес женщин, совершивших тяжкие преступления, в 1995 г. составил 39% от всех зафиксированных женщин-преступниц.

Но изменения в женской и мужской преступности совпадают не всегда, а зачастую бывают различными, в том числе и по своей структуре. Такие изменения можно объяснить психологическими особенностями личности женщин с преступным поведением.

Известный интерес в изучении этого вопроса представляют следующие данные. В течение 1996 — 1999 гг. выросло число женщин, совершивших вымогательство (почти в 3 раза), обман покупателя (в 2 раза), умышленное повреждение или уничтожение имущества (в 2 раза), мошенничество (в 5 раз), кражи (в 2,5 раза). Параллельно темпы роста количества женщин, совершивших кражи чужого имущества, превысило практически в 2 раза аналогичные преступления у мужчин.

Мы выявили, что увеличилась на 4,6% доля женщин, совершающих преступления под воздействием наркотических средств, психотропных веществ или их аналогов.

Просматривается усиление агрессивности, жестокости, цинизма у 28,5% женщин-преступниц. Это позволяет констатировать тревожную нравственную и психологическую атмосферу, формирующуюся в обществе.

Детальный анализ показывает, что изменения в преступности женщин происходят неодинаково в субъектах РФ. Между тем существует одна закономерность, которая заключается в том, что в тех регионах, где общий коэффициент преступности выше, выше и коэффициент женской преступности. В связи с этим более высокий уровень женской преступности в конце 1990-х гг. фиксировался в Красноярском, Пермском краях, Свердловской области и Республике Хакасия.

Рецидив преступлений как сложное социально-правовое явление представляет особую угрозу для интересов и безопасности общества. Опасность рецидива обусловлена тем, что в статистике он на протяжении многих десятилетий проявляет завидную устойчивость.

По данным А.И. Алексеева, за годы реформ среди преступниц возросло число ранее судимых женщин, совершивших преступления в группах, включая организованные сообщества. В числе многократно судимых женщин все чаще встречаются опустившиеся, спившиеся лица, утратившие социально значимые связи и жизненные перспективы. Процесс социально-нравственной деградации указанной категории преступниц происходит по общему правилу гораздо интенсивнее, чем у неоднократно судимых мужчин. Возраст, образование, социальное положение и некоторые другие признаки личности женщин-преступниц большими отклонениями от среднестатистических показателей не отличаются.

Сказанное выше наглядно демонстрирует необходимость учета обстоятельств, имеющих место до первой судимости, знания личности преступниц и важности комплексного подхода в противодействии рецидиву преступлений.

В начальный период XXI в. в России наблюдался рост преступности в целом. Это отрицательное социально-правовое явление существенно осложняло криминогенную обстановку и социальный фон в обществе.

Т.Н. Волкова отмечает, что закономерным событием в тех условиях был рост женской преступности. Среди особо опасных тенденций женского криминального поведения выделялись такие, как интенсивный рост тяжких деяний, устойчивый удельный вес рецидива (фактически до 32%), омоложение преступниц, увеличение количества женщин пожилого возраста, а также инвалидов, осужденных к уголовному наказанию.

В числе нового вида преступлений, используемых женщинами, выделяется киллерство, т.е. убийство по заказу. Одной из разновидностей преступлений стало убийство по найму, совершенное женщинами-снайперами на территории Чеченской Республики, а позднее — Украины.

Изучение 120 личных дел и опрос 30 женщин, осужденных за совершение убийств, показывают следующее. Лишь 8% убийств совершено лицами женского пола из корыстных побуждений, 20% стали результатом мести сожителю/мужу/родственникам. 32% убийств совершены женщинами из ревности, почти столько же — 35% убийств — совершаются на бытовой почве и вызваны различными причинами. 5% этих особо тяжких преступлений приходится на убийство матерью новорожденного ребенка.

Заметим, что заранее обдуманный характер большинства убийств определял и выбор женщинами орудий преступлений. Ими, как правило, стали кухонные ножи.

Значительная часть женщин, совершивших убийство, относится к возрастам 20 — 24 гг. и 25 — 29 лет. Более 60% этих лиц не состояли в браке или были разведены.

Указанные криминологические факторы необходимо учитывать в следственно-судебной практике и для совершенствования предупреждения убийств.

Результаты исследования подтверждают негативное влияние криминализации общественных отношений в стране на преступное поведение ряда социальных слоев, в том числе женщин. Незначительное снижение количественных показателей современной женской преступности не изменило ее качественных параметров. Так, росла доля тяжких и особо тяжких преступлений, в противоправных посягательствах просматривались организованность и криминальный профессионализм.

Булатова, гражданка РФ, ранее судимая, совершила мошенничество в особо крупном размере в отношении 52 потерпевших путем злоупотребления доверием. Суксунский районный суд Пермского края признал Булатову виновной в совершении преступления, предусмотренного ч. 4 ст. 159 УК РФ, и назначил ей наказание в виде лишения свободы на срок 4 года с отбыванием в исправительной колонии общего режима со штрафом в размере, указанном в приговоре.

В данном случае злоупотребление доверием как способ мошенничества состояло в использовании доверительных отношений, которые имелись у субъекта преступления и потерпевших. Доверие базировалось на определенных юридических или фактических основаниях.

Изучая рассматриваемые вопросы, Е.Г. Телегина выяснила, что наибольший прирост женской преступности отмечен в 2006 г. — 205 000 человек. Наряду с этим вызывает озабоченность рост рецидивной преступности лиц женского пола, представляющей повышенную общественную опасность. В этой связи сотрудникам правоохранительных органов следует анализировать специфику рецидива преступлений, совершенных женщинами, и эффективно использовать такую информацию.

Среди иных негативных социальных явлений, влияющих на состояние женской преступности, стали алкоголизация и наркомания. Полученные нами данные свидетельствуют, что 52% женщин совершили преступления в состоянии алкогольного опьянения, 23% — в трезвом состоянии, 25% — после употребления наркотических веществ. Однако суды накладывают обязанность пройти лечение от алкоголизма и наркомании женщинам, соответственно, лишь в 27 и 18%.

По экспертным оценкам, уровень немедицинского употребления наркотиков за последние годы вырос в 20 раз. Примерно треть всех преступлений, связанных с незаконным оборотом наркотиков, совершаются в состоянии наркотического опьянения, а среди женщин этот показатель составляет около 50%. Ежегодно совершается около 18 000 преступлений в состоянии наркотического и токсического опьянения, в том числе почти 2 000 женщинами. Годовой темп прироста таких преступлений составляет 12,4%. Количество лиц, их совершивших, превышает 14 000. Свыше 12 000 — мужчины, и около 1 500 — женщины.

Следовательно, для противодействия незаконному обороту наркотических средств, психотропных веществ и их аналогов нужны программы сбалансированного подхода, привлечение специалистов различных отраслей знаний, использование позитивного зарубежного опыта и др. Эта деятельность должна осуществляться на принципах уважения прав и основных свобод человека и международных правовых актов.

С 2008 г. наметилась тенденция снижения абсолютного числа, а с 2009 г. — и удельного веса женщин в общем числе преступников. Значение коэффициента преступности женщин в стране, рассчитанного на 100 000 человек, в период 2008 — 2010 гг. также снизилось с 303,7 до 259,1. Этот показатель преступности женщин проявляется в определенной степени и в настоящее время.

Сравнительный анализ статистических данных и изучение существующей практики свидетельствуют, что динамика женской преступности, как и преступности в целом, носит достаточно волнообразный характер. Так, например, доля женщин среди всех совершивших преступления в 2000 г. составила 16,3%, в 2001 г. — 17%, в 2002 г. — уже 17,8%.

В 2003 г. в Российской Федерации удельный вес зарегистрированных преступлений, совершенных женщинами, был равен 11,8%, в 2004 г. — 13,4%. В течение 2005 — 2006 гг. количество зафиксированных преступлений резко возрастает, их удельный вес составляет соответственно 13,9% и 15,3%. Еще более высокий удельный вес женской преступности наблюдался в 2007 г. — он поднялся до 16%.

В последующие шесть лет удельный вес женской преступности незначительно снизился и составлял в 2008 г. 15,5%, в 2009 — 15,4%, в 2010 — 15,3%, в 2011 — 15,4%, в 2012 — 15,4%, в 2013 г. — 15,7%.
Однако в 2014 г. последовал прирост женской преступности, сохранялась ее общественная опасность, в совершение преступлений вовлеклись представительницы различных социальных групп. За указанный период удельный вес совершенных женщинами преступлений поднялся до 16,2%. В 2015 г. этот показатель составил 14,5%, а в течение 2016 г. — 14,4%.

Эти данные имеют важное значение для изучения характера, общественной опасности совершенных женщинами преступлений и их личности. Именно показатели преступности и личность преступника дают представление о факторах и тех чертах, которые привели к противоправному поведению.

В число насильственных преступлений входят разные уголовно-наказуемые деяния. Это предполагает определенные различия между лицами, совершающими такие преступления, и формирование отдельных категорий правонарушителей.

Длительное время удельный вес женщин среди лиц, осужденных за убийство, достигал 16,2%. В конце 1990-х гг. этот показатель снизился, но оставался достаточно высоким в 2000 — 2016 гг. В числе этих преступлений значительную долю составляют убийства матерью новорожденного ребенка.

Довольно незначительно участие женщин в убийстве, совершенном при превышении пределов необходимой обороны либо при превышении мер, необходимых для задержания лица, совершившего преступление. Это объясняется совокупностью причин различного плана.

  1. Так, например, редкое совершение женщинами убийств из хулиганских побуждений и с превышением пределов необходимой обороны связано с особенностями женского поведения в социуме.
  2. Вторым объяснением этого факта является меньшая распространенность употребления женщинами алкогольных напитков. Общеизвестно, что именно для убийства из хулиганских побуждений особенно характерно состояние опьянения при отсутствии других причин.
  3. Еще одна, третья, причина состоит в том, что абсолютное большинство женщин (95%) во много раз больше, чем мужчины, находятся в семейной домашней обстановке. Они связаны с уходом за детьми, родственниками, тратят время на приготовление еды и другие заботы. Поэтому женщины намного реже мужчин оказываются в условиях, в которых, как правило, совершаются различные виды убийств.

Сформулированный вывод подтверждается и тем, что в числе потерпевших по уголовным делам об убийствах, совершенных женщинами, незнакомые составляют малую часть, причем в этих случаях женщины оказывались соучастниками преступления. При этом незнакомые потерпевшие от убийств мужчины зачастую становятся жертвами хулиганов и лиц, совершающих разбойные нападения.

Основную часть иных убийств, совершаемых женщинами, составляют убийства любовника/сожителя и мужа. По некоторым данным, этот вид убийства у женщин встречается почти в шесть раз чаще, чем у мужчин убийство жены или сожительницы. Это обстоятельство сотрудниками уголовного розыска и следствия целесообразно учитывать в своей служебной деятельности.

Нравственные качества и психологические особенности женщин, которые совершают хищения чужого имущества, прежде всего зависят от сформировавшихся у них потребностей, ориентирующих на совершение преступлений для их удовлетворения. Изучение уголовных дел лиц рассматриваемой категории показывает, что часть этих потребностей сами по себе не являются предосудительными и свойственны весьма широкому кругу граждан.

Но у преступниц они перестают быть общественно оправданными, гипертрофируются, как бы наращиваются, приобретают порочный характер. Поэтому потребности во вкусной еде и алкогольных напитках, участие в сомнительных компаниях нередко перерастают в привычку к массовому пьянству. Половые связи превращаются в разгулы, разврат и уже в этом своем качестве постепенно определяют преступное поведение указанных женщин.

Совершение грабежа и разбоя не связано с определенной формой доступа виновной к похищаемому имуществу, как это проявляется при должностном хищении. Женщины — субъекты названных преступлений по своей социально-правовой характеристике существенно отличаются от лиц, совершающих хищения с использованием своего должностного положения. Вместе с тем женщины-преступницы, совершающие грабежи и разбои, имеют общее с лицами, совершающими кражи. Эта общность не зависит от принадлежности похищенного имущества. Зачастую данные преступления совершает один и тот же человек. Преобладание корысти во время совершения грабежа и разбоя значительно отличает женщин — субъектов этих преступных деяний от субъектов преступлений, посягающих только на личность. Эта особенность не позволяет в полной мере изучать женщин, осужденных за кражи, грабежи и разбои. Криминологический подход здесь отличается от уголовно-правовой классификации.

Нельзя при этом не отметить следующий факт. Около 21% женщин, занятых трудом в сфере торговли, чаще, чем в иных отраслях деятельности, подвержены алкоголизму. Данному негативному социальному явлению способствуют доступность спиртных напитков, необходимость поддерживать деловые отношения с «нужными людьми». Эта склонность проявляется и у официанток ресторанов, баров, кафе, где существует интимная, а иногда и сексуальная атмосфера, начинающаяся с шампанского. Разумеется, не все женщины подвержены таким соблазнам и ведут преступный образ жизни. Тем не менее объективно все сказанное — условия, которые способствуют совершению преступлений.

Знание личности женщин-преступниц имеет большое значение в следственно-судебной практике, деятельности уголовно-исполнительной системы и при вынесении обоснованного приговора, выборе методов воздействия в ходе исполнения наказания. Данные о качествах и свойствах личности указанной категории женщин могут быть использованы и в профилактике криминогенных действий. Поэтому авторы уделили определенное внимание психологическим особенностям женщин, совершающих преступления.

Рассматривая отдельные виды преступлений, совершаемых женщинами, следует учитывать особенности их организма. Отечественные ученые-психологи и юристы пишут, что на поведение женщин влияют месячные циклы, наступление климакса, психологические свойства — взгляды, убеждения, оценки, отношения к сторонам нашей жизни и т.п.

По сведениям департаментов здравоохранения ряда регионов, около 97% женщин отличаются впечатлительностью, чувствительностью, сентиментальностью, что проявляется в жизненных и криминальных ситуациях.

Процесс женской акселерации происходит более заметно, чем у мужчин, и чаще сопровождается приобретением негативного опыта половых связей. На психологию 89% женщин воздействуют случаи внебрачной беременности, перенесение венерических заболеваний и ВИЧ-инфекции. Свыше 74% женщин отличаются повышенной возбудимостью, легко подпадают под влияние авторитарных знакомых и отрицательных групповых настроений. Эти и другие причины тоже способствуют совершению преступлений.

Острота ситуации заключается в том, что рецидивная преступность женщин остается самостоятельным явлением с характерной для нее спецификой. Рецидивная преступность женщин в определенной степени совпадает с общими показателями женской преступности. Но в то же время она приближается к мужской преступности. По оценкам многих криминологов, рецидив преступлений женщин достаточно устойчив и колеблется в пределах 25 — 30%.

Таким образом, необходимы учет особенностей личности ранее судимых женщин, дифференцированный подход сотрудников правоохранительных органов к профилактической работе с ними. Профилактика аморального поведения, пьянства и наркомании является важным звеном в системе борьбы с рецидивной преступностью.

Общеизвестно, что подозреваемые и обвиняемые женского пола содержатся под стражей в местах принудительной изоляции. Данное обстоятельство существенно изменяет правовое положение указанных категорий лиц.

В соответствии с действующим законодательством подозреваемые и обвиняемые женщины пользуются бесплатно коммунально-бытовыми услугами, имеют гарантированное трехразовое горячее питание, право на получение посылок, передач и бандеролей, медицинское обеспечение и т.д. При этом заключенные под стражу женщины практически не привлекаются к труду.

Поэтому для реализации социальной справедливости представляется уместным дополнить п. 10 ст. 16 Федерального закона РФ от 15 июля 1995 г. N 103-ФЗ «О содержании под стражей подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений» следующим текстом: «Подозреваемые и обвиняемые в совершении преступления женщины не старше 55 лет, кроме подозреваемых и обвиняемых беременных женщин, подозреваемых и обвиняемых кормящих матерей, подозреваемых и обвиняемых женщин, имеющих детей в возрасте до трех лет, привлекаются к общественно полезному труду по уборке территории места содержания под стражей без оплаты.

Порядок и условия уборки территории, прилегающей к месту содержания под стражей, охрана и надзор за подозреваемыми и обвиняемыми женщинами во время их работы регулируются нормативными правовыми актами уголовно-исполнительной системы».

Эти нормы, по нашему мнению, должны укрепить дисциплину, повысить ответственность подозреваемых и обвиняемых в совершении преступлений женщин, приобщить их к социально значимой деятельности, создать определенные предпосылки для ресоциализации после освобождения из мест лишения свободы.

На основании приговора суда, вступившего в законную силу, осужденные женщины отбывают уголовное наказание в исправительных колониях общего режима (п. «б» ч. 1 ст. 58 УК РФ). Как одно из основных средств исправления осужденных режим в этих исправительных учреждениях (ст. 82 Уголовно-исполнительного кодекса РФ, далее — УИК РФ) является наиболее концентрированным способом выражения принуждения. Наше исследование подтверждает, что в ряде исправительных учреждений уголовно-исполнительной системы накоплен положительный опыт применения режима исполнения и отбывания наказания. При этом ключевые параметры этой деятельности регулируются законодательством и нормативными правовыми актами Министерства юстиции РФ и ФСИН России. Последние создали правовую модель режима в колониях, где содержатся осужденные женщины.

Тем не менее действующий закон лишь предполагает использование технических средств надзора и контроля за поведением осужденных к лишению свободы. Поэтому мы предлагаем ввести правило в ч. 1 ст. 83 УИК РФ, обязывающее администрацию исправительных учреждений повсеместно использовать технические средства надзора и контроля, особенно возможности видеонаблюдения и иных новых технологий за поведением осужденных в местах лишения свободы. Такая новация создает предпосылки для более эффективного предупреждения нарушений режима со стороны осужденных, совершения ими побегов и других преступлений.

Нельзя не обратить внимание еще на одно из основных средств исправления осужденных, которым является воспитательная работа. Однако она в меньшей мере (в этом состоит ее отличие от режима) урегулирована законом. Практика настоятельно требует научного подхода и действенного использования в воспитательной работе с лишенными свободы совершенствования законодательства с учетом международных обязательств.

Заметим, что в наименовании гл. 15 УИК РФ термин «воспитательная работа» отсутствует. Вместо указанной дефиниции введено название «воспитательное воздействие на осужденных к лишению свободы». Наряду с этим в законе сформулированы задачи воспитательной работы с осужденными к лишению свободы, а также ее основные формы и методы (ст. ст. 109, 110 УИК РФ).

Гуманизация назначения и исполнения наказания в отношении осужденных женщин неразрывно связана с устранением нравов, противоречащих законопослушному образу жизни в обществе. Эта центральная линия государства находит свое отражение в основных средствах исправления осужденных, которые должны применяться с учетом современных условий. Преступная деятельность женщин создает и изменяет правовые отношения среди их участников. Правоотношения прекращаются после освобождения женщин от уголовной ответственности или по истечении сроков снятия/погашения судимости.

Предыдущая запись Женская преступность
Следующая запись Полиция, милиция — а в чём разница

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика