Снятие судимости за коррупцию

Коррупционер не должен работать чиновником никогда

Преступления коррупционной направленности беспокоят общественность не меньше, чем вопросы социальной политики. Важно иметь хотя бы общее представление о том, что же происходит при рассмотрении таких дел в судах и как наказываются недобросовестные чиновники. Однако при возбуждении уголовных дел никто не застрахован от ошибок, случается, что и невиновные оказываются на скамье подсудимых. И те, кто не подвергается уголовному наказанию по разным основаниям, пытаются вернуться к привычной жизни, в том числе восстановиться на работе. Рассмотрим в этой статье на примерах, что происходит после уголовного преследования и возможно ли госслужащему, оказавшемуся в качестве обвиняемого, вернуться к службе в государственных органах.

Преступления в сфере коррупции не сводятся только лишь к даче и получению взятки: это и посредничество во взяточничестве, незаконное участие в предпринимательской деятельности, а при наличии определенных условий, в том числе умысла на получение выгоды, такие составы преступления, как злоупотребление должностными полномочиями, легализация (отмывание) денежных средств и даже мошенничество, совершенное лицом с использованием своего служебного положения. Перечень коррупционных преступлений достаточно обширен. И при рассмотрении таких дел в суде, как к любому другому составу преступления, применим принцип презумпции невиновности. Безусловно, не всегда между понятиями «чиновник» и «коррупция» можно поставить знак равенства. И в случае выявления невиновности и оправдания судом госслужащего можно восстановить на работе в должности.

Согласно п. 2 ч. 1 ст. 16 Федерального закона от 27.07.2004 N 79-ФЗ «О государственной гражданской службе Российской Федерации» гражданин не может быть принят на гражданскую службу, а гражданский служащий не может находиться на гражданской службе в случае наличия не снятой или не погашенной в установленном федеральным законом порядке судимости.

Основания для прекращения государственной гражданской службы предусмотрены ст. 3 Федерального закона N 79-ФЗ, в том числе указано и такое основание, как осуждение гражданского служащего к наказанию, исключающему возможность замещения должности гражданской службы, по приговору суда, вступившему в законную силу.
В свою очередь, уголовно-процессуальным законодательством предусмотрено право на реабилитацию, в том числе и восстановление в трудовых правах по определенным основаниям.

Также стоит учитывать, что в случае вынесения оправдательного приговора государственный служащий имеет право, помимо восстановления в должности, также на компенсацию разницы между его заработной платой и государственным пособием, которое он получал, пока был отстранен от должности.

При рассмотрении практики судов однозначно можно сказать, что дела о восстановлении в должности госслужащих с последующим восстановлением имеют место. Однако важным аспектом является наличие или отсутствие самого факта преступления. Формально снятой судимости недостаточно для того, чтобы появилось право на восстановление в должности.

Так, например, Магаданским областным судом было вынесено Апелляционное определение от 15 марта 2016 г. N 33-214/2016 по делу N 2-5590/2015 с отказом в восстановлении в должности. В основу решения был положен приговор Магаданского городского суда Магаданской области от 4 июня 2014 г., которым Ш. признана виновной в совершении такого преступления, как служебный подлог, то есть внесение должностным лицом в официальные документы ложных сведений из иной личной заинтересованности, повлекшее существенное нарушение охраняемых законом интересов общества или государства. Соответственно, было назначено наказание в виде лишения свободы на срок 1 год с лишением права занимать должности, связанные с осуществлением функций представителя власти и организационно-распорядительными функциями в государственных органах на срок 1 год. На основании ч. 1 ст. 73 Уголовного кодекса РФ (далее — УК РФ) назначенное наказание в виде лишения свободы постановлено считать условным с испытательным сроком 1 год.

Но Ш. попала под амнистию, и на основании п. 9 Постановления Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации «Об объявлении амнистии в связи с 20-летием принятия Конституции Российской Федерации» N 3500-6 ГД от 18 декабря 2013 г. этим же приговором суда Ш. была освобождена от назначенного наказания.
В связи с совершенным преступлением с Ш. был прекращен служебный контракт. Впоследствии Ш. обратилась в суд за восстановлением в должности. При рассмотрении дела истица утверждала, что поскольку она освобождена от назначенного приговором суда наказания и в силу положений ч. 2 ст. 86 УК РФ считается несудимой, то не подлежит увольнению по вышеназванному основанию.

Суд тем не менее отклонил данные доводы и указал на такой важный момент, что увольнение связано именно со вступлением обвинительного приговора, то есть с фактическим установлением вины. Суд отметил, что «тот факт, что истец вследствие акта об амнистии была освобождена от наказания и считается не имеющей судимости (ч. 2 ст. 86 УК РФ), не свидетельствует о неправильности постановленного судом решения, поскольку вступившим в законную силу приговором суда установлена вина Ш. в совершении преступления, предусмотренного ч. 2 ст. 292 УК РФ — служебный подлог, что, учитывая особый статус государственных гражданских служащих и предъявляемые к ним законодателем требования и ограничения, препятствует ей остаться на государственной гражданской службе и выполнять возложенные на нее функции представителя власти».

Аналогичные выводы были отражены и в Апелляционном определении Нижегородского областного суда от 23.08.2016 N 33-10155/2016, с единственным отличием, что истец была освобождена от наказания за преступление, предусмотренного ч. 1 ст. 159.2 УК РФ (мошенничество при получении выплат), вследствие истечения сроков давности уголовного преследования. И суд так же указал, что хоть формально истица и считается не имеющей судимости, но особый статус государственных гражданских служащих и предъявляемые к ним законодателем требования и ограничения препятствуют ей остаться на государственной гражданской службе и выполнять возложенные на нее функции представителя власти, а увольнение вполне правомерно, так как, так же как и в предыдущем примере, было основано на вынесенном обвинительном приговоре.

Таким образом, можно сделать следующий вывод. Для суда при рассмотрении таких дел важен не формальный подход к назначению и освобождению от уголовного наказания, а фактическое установление вины, поскольку государственные служащие имеют определенный статус. В вынесенных решениях можно наблюдать некий моральный аспект, поскольку лицо, которое совершило преступление, особенно коррупционной направленности, не может находиться в статусе государственного служащего. Как минимум, сам факт совершения преступления несет риск рецидива, а формальное снятие судимости не может гарантировать дальнейшего добросовестного отношения к государственной службе.
Тем не менее нередки вынесения оправдательных приговоров при рассмотрении уголовных дел. В этом случае госслужащий имеет право на реабилитацию. В силу ст. 133 Уголовного процессуального кодекса РФ (далее — УПК РФ) право на реабилитацию включает в себя право на восстановление в трудовых, имущественных, жилищных и иных правах.

Примером из практики является решение по делу N 2-1221/2015-М-1385/2015 от 16.12.2015, вынесенное Промышленным районным судом г. Владикавказа РСО — Алания.
В отношении Т. было возбуждено уголовное дело, и приговором Алагирского районного суда РСО — Алания Т. обвинялся в совершении служебного подлога. В итоге рассмотрения всевозможными инстанциями Т. был оправдан в связи с отсутствием в деяниях Т. изначально инкриминируемого ему состава преступления.

Затем Т. обратился в Ленинский районный суд г. Владикавказа с иском к Министерству финансов РФ в лице Управления Федерального казначейства по РСО — Алания и Северо-Осетинской таможни, в котором просил восстановить в должности, а именно главного государственного таможенного инспектора отдела таможенного досмотра таможенного поста. Дело в суде закончилось мировым соглашением, поскольку Северо-Осетинская таможня признала право Т. на реабилитацию в соответствии со ст. ст. 133 — 138 УПК РФ.
Т. восстановили в должности, однако сразу же был издан приказ о прекращении служебного контракта в связи с достижением гражданским служащим предельного возраста, пребывания на гражданской службе.

В ходе рассмотрения уже Промышленный районный суд г. Владикавказа установил, что, поскольку таможня признала право Т. на реабилитацию, он должен был быть восстановлен в должности. И указал, что «по причине того, что Приказ Северо-Осетинской таможни противоречит Определению Ленинского районного суда и условиям заключенного между сторонами мирового соглашения, он подлежит признанию незаконным».

Помимо рассмотрения законности увольнения именно в связи с достижением предельного возраста, суд обратил особое внимание, что таким приказом об увольнении было нарушено право Т. на реабилитацию, предусмотренное ст. 133 УПК РФ. Суд принял решение восстановить Т. в должности.

Таким образом, в законодательных нормах, регулирующих рассматриваемую сферу, важно обратить внимание на такую формулировку, как «наказание, исключающее возможность замещения должности гражданской службы». Это фактически подчеркивает важность соответствия определенному образу госслужащего, то есть при рассмотрении дел о восстановлении чиновника используется неформальный подход. Когда речь идет о коррупционных преступлениях, это особенно важно. Поскольку коррупция — это ГЛАВНАЯ проблема в органах власти, с которой не ведется борьба.

Предыдущая запись Отсутствие судимости
Следующая запись Возрождении молодежных преступных группировок

Ваш комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Яндекс.Метрика